Декорации фильма "Титаник" (как снимался "Титаник")

Декорации фильма "Титаник" (как снимался "Титаник") фото
Как снимался фильм "Титаник"
Декорации фильма "Титаник" (как снимался "Титаник") фото
Декорации фильма "Титаник" (как снимался "Титаник")
Декорации фильма "Титаник" (как снимался "Титаник") фото
Декорации фильма "Титаник" (как снимался "Титаник")
Декорации фильма "Титаник" (как снимался "Титаник") фото
В 1909-м году американская компания White Star Line заказала у ирландских судостроителей Harland and Wolf два гигантских океанских лайнера-близнеца «Титаник» и «Олимпик», самых больших на тот момент в мире (270 м в длину), и построенных одновременно, бок о бок. Первому из них суждено было войти в историю самым трагическим образом – едва спущенный на воду, он в первом же своем плавании в Америку, спустя всего четверо суток после выхода из британского порта Саутгемптона, столкнулся с айсбергом и затонул. Не все пассажиры добрались до Нью-Йорка: из 2207 человек, находившихся на борту, погиб 1501. Это была чудовищная катастрофа, которая всколыхнула весь мир, и еще долго не сходила с первых полос газет.
Декорации фильма "Титаник" (как снимался "Титаник") фото
Декорации фильма "Титаник" (как снимался "Титаник")
И это была благодатная тема для экранизации – неудивительно, что первый фильм о происшествии - «Спасшаяся с «Титаника»» (1912) - появился спустя всего месяц после крушения. Всего же фильмов о Титанике сняли более десятка. Но особняком среди всех них стоит грандиозная мелодрама Джеймса Камерона.

Бесспорно, это один из самых выдающихся фильмов мира. Здесь все из ряда вон: и гигантский 200-миллионный бюджет, и 11 (!) Оскаров, полученных в 98-м, и неимоверные кассовые сборы, подобравшиеся к двум миллиардам… Впрочем, стоило ли ждать чего-то другого, когда за дело берется такой режиссер?

Джеймс Камерон: «Это был вызов. Снять фильм в самых экстремальных условиях, с самыми бескомпромиссными требованиями к нему. Я принял этот вызов, и мы проделали массу работы.»

Режиссер задумался о том, чтобы создать масштабный фильм о знаменитой катастрофе, еще в 1987-м году, незадолго после завершения работы над «Чужими», после того, как посмотрел документальный фильм о Титанике на канале «National Geografic» (в 85-м как раз состоялось первое погружение профессора Балларда на батискафе к останкам лайнера). Но ни тогда, ни позднее возможности для съемок так и не представилось – Джеймс снимал продолжение «Терминатора». И лишь в 1993-м, когда знаменитый боевик был закончен, Камерон начал работать над проектом о Титанике всерьез, а толчком к этому послужила книга друга режиссера Льюиса Эбернети о крушении, которую тот подарил Джеймсу на день рождения.

В 1994-м Камерон написал сценарий к фильму эпических масштабов. В процессе подготовки он ознакомился с плаванием Титаника до мельчайших подробностей. Это было нетрудно, поскольку недолгий путь корабля известен буквально по минутам. Наконец, в 1995-м режиссер провел переговоры с кинокомпанией 20th Century Fox о съемках документального короткометражного фильма с погружением к обломкам корабля. Сразу было оговорено, что фильм может стать основой полнометражной художественной картины, и вот, в сентябре 1995 года, получив 3 миллиона долларов, Джеймс отправился к месту катастрофы, в Атлантический океан, в точку в 800 км от острова Ньюфаундленд.

Для погружения к Титанику Камерон воспользовался услугами русских – он арендовал научно-исследовательское судно «Академик Мстислав Келдыш», на борту которого имелись глубоководные батискафы «Мир-1» и «Мир-2», одни из самых совершенных аппаратов в мире на тот момент. Вместе с русскими специалистами Джеймс лично совершил 12 длительных погружений к затонувшему кораблю, лежащему на глубине 3750 метров. Вид Титаника потряс режиссера.

Джеймс Камерон: «После того как я увидел обломки настоящего Титаника, мне стало ясно, что я не имею права ни в чём схалтурить. Когда мы с русскими закончили подводные съёмки, я попросил всех собраться на палубе. Перед этим мы снимали всю ночь и весь день, больше 17 часов. Люди были предельно измотаны, но все собрались на носу корабля, и мы спустили на воду венок, на котором написали: «Памяти пассажиров и экипажа Титаника». Наш фильм — кинематографический венок этим людям».

Для съемок Джеймс использовал специально сконструированную его братом Майком глубоководную кинокамеру, способную выдерживать давление в 400 атмосфер. Там, на глубине, и речи не могло идти о репетициях, о дублях – каждое погружение занимало по четыре часа только в один конец, и стоило больших усилий. Поэтому нужно было найти способ репетировать наверху.

Был изготовлен макет руин Титаника в масштабе 1/33 – со всеми мельчайшими подробностями, вплоть до перил – и съемочная группа взяла его с собой на борт «Академика Келдыша». Там, на корабле, посреди океана, Джеймс вместе с русскими операторами глубоководных аппаратов до мелочей прорабатывал те движения, которые им предстояло сделать на почти четырехкилометровой глубине.

Маленькие субмарины со встроенными объективами видеокамер и источниками света находились в руках операторов, которые ходили вокруг модели Титаника согласно указаниям Камерона. Потом, на глубине, они в точности повторяли свои действия.

Вернувшись в Америку, Камерон продемонстрировал продюсерам 20th Century Fox отснятый материал, и заверил их, что готов приступить к полнометражной картине. К тому моменту уже был готов анимационный ролик о том, как произошла катастрофа, нарисованный на студии спецэффектов Камерона Digital Domain – позднее он войдет в фильм. Главы студии приняли решение запустить проект, и вот, 16 сентября 1996 года, получив 110 миллионов долларов, Джеймс Камерон приступил к съемкам фильма.

На главную роль рассматривался в первую очередь Мэттью Макконахи, но Камерон все же отверг его, поскольку он был слишком возрастным для роли юного Джека. Известно, что свою кандидатуру выдвигал даже Том Круз – его вовсе не рассматривали, поскольку он еще старше Макконахи. Джеком Доусоном чуть было не стал Кристиан Бэйл, но и его отклонили в пользу Леонардо Ди Каприо, который, по мнению Камерона, подходил на роль наилучшим образом. На роль Роуз пробовалась Гвинет Пэлтроу, но в конце концов вместо нее взяли одаренную британку Кейт Уинслет.

Вошедшая в фильм сцена погружения к обломкам Титаника - это комбинация съемок масштабной модели и реального Титаника, покоящегося на дне моря. Разумеется, съемки модели должны были выглядеть безупречно – ведь в фильме они были смонтированы с реальными съемками. И их действительно невозможно отличить друг от друга. Вновь Джеймс воспользовался услугами братьев Скотаков, работавших с ним над «Терминаторами» и «Чужими». Эти мастера снова проявили себя как настоящие профессионалы, создав немалую часть спецэффектов для нового фильма Джеймса.

Первой их задачей стало изготовление большого макета разрушенного корабля, который использовали для имитации глубоководных съемок. Этот макет был в четыре раза больше того, что Камерон брал с собой на «Келдыша». На объективы надевали специальные фильтры, а комнату заполняли дымом, имитирующим толщу воды – в результате обломки корабля в кадре выглядели так, будто это настоящие останки Титаника, покоящиеся на дне океана.

Интересная деталь: большую модель затонувшего Титаника перевернули кверху ногами, укрепив ее на потолке, и снимали снизу. Зачем это было сделано? Очень просто: так оказалось гораздо легче располагать осветительные приборы и кран для камеры, вообще управлять процессом.

Но снять корабль снаружи - полдела: по сценарию требовалось еще и показать интерьеры корабля. О том, чтобы снять их на настоящем Титанике, не могло быть и речи: они давным-давно выглядят так, что их нельзя вставить в художественный фильм при всем желании, да и кинокамеру спустить на такую глубину и управлять ею дистанционно было бы невозможно – а без нее качество картинки не соответствовало бы поставленной задаче. В результате в Калифорнии, на студии 20th Century Fox были созданы декорации интерьеров Титаника, в точности имитировавшие полуразрушенные и затопленные водой останки реального корабля. Их создавали буквально по квадратному сантиметру, с небывалой дотошностью имитируя все те изменения, которые происходят с вещами после многолетнего пребывания под водой.

За основу декораторы взяли съемки реальных затопленных интерьеров корабля, сделанные самим Камероном во время его погружений, а также сохранившиеся фото интерьеров Титаника начала 20 века, сделанные перед отплытием, и сохранившиеся элементы декора идентичного Титанику Олимпика. Был воссоздан холл первого класса (именно в первом классе, по сценарию, был найден рисунок Джека) – камин, стеновые панели, мелкие детали – все в точности соответствовало реальности. Самым главным требованием к декорациям был их вес – они не должны были всплывать под водой, ведь для съемок декорацию затопляли. Каждая панель стены весила около полутонны.

Декораторы потратили массу времени на то, чтобы состарить вещи таким образом, словно они много лет находились под водой. Для этого детали интерьера покрывали лаком и жгли горелкой, повторяя эту процедуру снова и снова до тех пор, пока вещь не начинала выглядеть должным образом…

Далее пришел черед одной из самых дорогостоящих декораций в истории – огромный корабль был воссоздан в мельчайших подробностях стоящим у причала в доке ирландского Саутгемптона. Продюсеры приняли решение строить макеты Титаника не в США, а в Мексике – ими было выбрано удобное место на побережье Розарито, всего в 40 километрах от американской границы. Там и были возведены декорации корабля в неповрежденном состоянии, после чего, спустя пару месяцев, их частично разобрали и использовали, чтобы показать Титаник тонущим.

«Пришвартованный» Титаник был огромен. Двести тридцать метров в длину, высотой с восьмиэтажный дом, колоссальная декорация обошлась в пятнадцать миллионов долларов – там были палубы, трубы, все надстройки и весь целиком правый борт с многими сотнями иллюминаторов. Впечатление эта исполинская конструкция производила не меньшее, чем в свое время сам Титаник – даже несмотря на то, что целиком корабль все же не строили по причине нецелесообразности – реальный Титаник был еще на 30 метров длиннее. Интересно, что нос так и не был построен из экономии – его дорисовывали на компьютере. В результате вышло еще дороже, чем постройка декорации…

Сцена в доке стала довольно сложной для съемок, поскольку она вся целиком оказалась… перевернутой зеркально. Дело в том, что из-за постоянного в это время года направления ветра, относившего дым из труб не к корме, как требовалось по сценарию, а к носу, была построена декорация правого борта, в то время как Титаник, пришвартованный в доке Саутгемптона, располагался к берегу левой стороной. В результате дым относило как надо, но все декорации дока пришлось строить в виде зеркального отражения – все здания были зеркальными копиями реальных зданий со старых фотографий, все до единой надписи были перевернуты зеркальн��, включая маленькие таблички на корабле и надписи на одежде членов команды. Кейт Уинслет не могла удержаться от смеха, читая на бескозырках матросов: «Enil Rats Etihw»…

Оказалось немалой проблемой снимать сцены, постоянно держа в голове тот факт, что в итоге они окажутся перевернуты – герои должны были пользоваться левой рукой так, будто она правая, рули в машинах были с другой стороны, и т.д. Справиться с этим зазеркальем оказалось очень непросто… Но удалось сэкономить миллионы на декорации левого борта – обошлись одним правым.

В сцене, в которой Джек и его друг Фабрицио выигрывают в покер билеты на Титаник у ирландских работяг, за окном не было порта – только зеленый экран. Вместо него позднее было размещено изображение модели корабля, созданное компанией 4ward с братьями Скотаками во главе.

Сам корабль был даже не моделью, а плоским фотографическим изображением, вагоны и здания перед ним – макетами. Их невозможно отличить от полномасштабных декораций. Множество мелких деталей – дым, птицы в небе, люди на палубе – было нарисовано позднее, и иллюзия оказалась полной.

Сцену отплытия сделали при помощи студии компьютерных спецэффектов Джеймса Камерона Digital Domain. Использовали 13,7-метровую модель Титаника, и отдельно толпу провожающих, которые махали руками на автомобильной парковке на фоне зеленого экрана. Все остальное было нарисовано: и вода, и дым, и пролетающие в воздухе птицы.

Люди на палубе отплывающего Титаника – тоже компьютерная графика. Художники добавили сотни мелких деталей, чтобы сделать сцену отплытия величественного корабля запоминающейся и реалистичной.

Актеры массовки работали над фильмом так долго, что стали чем-то вроде одной большой семьи. Они сумели проникнуться духом ушедшей эпохи настолько, что каждый из них начинал действительно ощущать себя матросом, кочегаром, ирландским рабочим из третьего класса или чопорной супругой миллионера с верхней палубы. По воспоминаниям многих участников съемок, ощущение было совершенно фантастическое: Камерону действительно удалось воссоздать атмосферу начала 20-го века, и суметь передать свое видение каждому, кто находился в кадре.

Немалого труда стоили великолепные панорамные съемки Титаника, плывущего по волнам Атлантического океана. За основу этих съемок взяли кадры с кораблем Lane Victory времен Второй мировой войны, идущим полным ходом в открытом море – его сняли с вертолета.

Потом движение камеры повторили в студии, точно таким же образом сняв неподвижную 13,7-метровую модель корабля на темном фоне, которую использовали при съемках сцены отплытия. Управляемая при помощи компьютера, студийная камера в точности повторила движение камеры, укрепленной на вертолете, с которого снимали Lane Victory. В результате достигли полного реализма – как если бы плывущий Титаник снимали с вертолета.

Десятки людей, которые хорошо видны на панорамном обзоре корабля стоящими у перил и прогуливающимися по палубам, добавлены при помощи компьютерной графики – их сняли каждого по отдельности на студии Digital Domain при помощи технологии motion capture, а потом их трехмерные копии поместили на модель корабля.

Особенно дорого дался продолжительный панорамный обзор Титаника с Джеком и Фабрицио на носу.

Джон Ландау, продюсер: «Мы называли этот эпизод Кадром на миллион долларов. Не только потому, что он обошелся примерно в такую сумму, но и потому, что для Джеймса он был едва ли не одним из самых важных кадров во всем фильме. Он показывал мощь, величие и красоту Титаника во всем великолепии. Это очень важно для всей истории – увидеть корабль при ярком свете дня во всех подробностях и поразиться тому, насколько он огромен, какой он величественный, сколько гордости и труда вложили в него создатели.»

Джеймс Камерон: «Если вы не оцените корабль, вы не оцените катастрофу. Зритель должен был понять, чем был Титаник до того, как стал символом несчастья и вошел в историю таким печальным образом. А кроме того, эта сцена еще и выражает характер Джека – свободолюбивого и отчаянного парня с нешуточными амбициями и большими планами на свою юную жизнь. Вот почему мне так нравится эта сцена».

Съемочной команде Камерон говорил: «Представьте, что мы снимаем рекламный ролик компании White Star Line».

Леонардо Ди Каприо и Дэнни Нуччи сняли на фоне зеленого экрана в студии Digital Domain, сымитировав освещение и ветер. «Я король мира!»

Потом совместили съемки актеров с панорамной съемкой неподвижной 13,7-метровой модели, снятой в студии при помощи управляемой компьютером камеры.

А на следующем этапе добавили реальную воду, изображение которой получили при съемках Lane Victory, разнообразные фактуры на изначально бесцветной модели, и множество деталей – фигуры людей, полученные при помощи motion capture, дым из труб, небо на заднем плане, пролетающих птиц… Это была огромная работа, но благодаря ей получился тот самый момент, который придает повествованию особый драматизм: до катастрофы четыре дня, но все выглядит так благополучно, что одна мысль о том, что Титаник вот-вот погибнет, кажется невероятной… Тем пронзительнее будет драма, которая развернется далее по сюжету.

Пришел черед съемок на Титанике. Сотни декораторов создали роскошные интерьеры корабля в идеальном соответствии с исторической документацией – в их распоряжении было несколько сотен черно-белых фотографий, услуги квалифицированных консультантов-историков и задокументированные воспоминания выживших в катастрофе. На основе этого были созданы интерьеры, которые не уступали настоящим ни в одной мелочи.

Задача декораторов тем более усложнялась, что они должны были изготовить не просто интерьеры, придуманные дизайнерами картины – нужно было идеально воспроизвести внутреннее убранство некогда реально существовавшего Титаника. Интерьеры воссоздавались при помощи той самой компании White Star Line, которая заказывала в 1909-м строительство и отделку корабля (она существует до сих пор, как и изготовители люстр, ковров, посуды для Титаника). В архивах компаний сохранились данные о множестве вещей, бывших на борту. Кроме того, в качестве образцов брали элементы интерьера Олимпика, который благополучно проплавал по морям до 1935 года, а после списания его детали попали в отель «Белый лебедь» в Англии. Владельцы отеля любезно предоставили эти раритеты декораторам для копирования.

С задачей справились идеально: главная лестница со всеми ее пролетами была построена в студии так тщательно, что ни один пассажир первого класса с реального Титаника, если бы он оказался на съемочной площадке, не смог бы отличить эту лестницу от той, по которой он спускался и поднимался во время плавания. Интересный факт: лестница была построена на 10 процентов больше по размерам, чем оригинальная – дело в том, что люди в 1912-м были ровно на 10 процентов меньше ростом, чем люди конца 20 века… Перфекционизм Камерона здесь, пожалуй, проявился особенно ярко.

Примечательно, что именно эти декорации потом должны были затопить водой в эпической сцене разрушения – так что они изначально строились на дне бетонного резервуара, на платформе с гидроцилиндрами, способной, словно лифт, опускаться вниз на пять с лишним метров. Именно сюда по окончании съемок всех необходимых сцен хлынет неудержимый поток соленой воды, сносящий все на своем пути.

Внимание к деталям было просто беспрецедентным. Все, абсолютно все соответствовало оригиналу – даже столовые приборы, даже графины и бокалы, рисунки на салфетках. Воссоздали и логотипы White Star Line на потолке, и дверные ручки, и даже ковер на полу столовой не просто полностью соответствовал ковру на настоящем корабле – он даже был изготовлен той самой компанией, которая восемьдесят лет назад сделала его специально для настоящего Титаника!

Декорации, занимавшие многие сотни квадратных метров, были до последнего сантиметра аутентичны – за этим следили историки, знавшие о Титанике все. Немалые средства были потрачены на детали, которые даже не заметны, а в некоторых случаях и вовсе не попали в финальный монтаж.

Для создания машинного отделения декораторы пошли на хитрость. Сцены с механизмами Титаника были частично сняты на корабле времен Второй мировой войны «Иеремия О'Брайен», чьи машины, как выяснилось в результате специально проведенного исследования, были точной копией механизмов Титаника, но в три раза меньше. Декораторы сделали маленькие помосты и лестницы для того, чтобы двигатели выглядели больше – масштаб этих деталей был ровно один к трем. На этапе пост-продакшн на помосты добавили фигуры людей.

Работу механизмов сняли с двойным ускорением, чтобы при нормальном воспроизведении их движение было более медленным, и их масса казалась больше. После этого механизмы добавили на задний план в сцены с актерами, изображавшими членов экипажа, которые были сняты на фоне зеленого экрана.

Будучи совмещенными воедино, реальные актеры и уменьшенный втрое и снятый в замедленной съемке реальный двигатель судна дали потрясающе натуралистичный эффект колоссальных механизмов, приводящих в движение океанский лайнер. Миниатюры постоянно сменялись реальными съемками - в результате их невозможно отличить друг от друга, как и в других картинах Камерона.

При создании декорации котельной пошли на хитрость: ради экономии средств построили только половину котельной, разместив позади нее зеркало, отражение в котором играло роль оставшейся декорации. Длинный ряд паровых котлов – на самом деле иллюзия, с каждой стороны котлов не пять, а два с половиной, а отражения кочегаров в зеркале на заднем плане надежно скрыты клубами пара. Кстати, на съемочной площадке намеренно создали душную и жаркую атмосферу для полной аутентичности, так что пот здесь самый настоящий.

Катастрофа! По сценарию вода прорывается сквозь обшивку борта, и хлещет внутрь отсеков. Этот кадр был получен при помощи миниатюрного макета внутренней стороны борта корабля и тележки с укрепленным на ней соплом, шланг от которого тянулся к мощному водяному насосу. Эта тележка продвигалась вдоль борта снаружи, и вода под давлением пробивала себе путь насквозь.

Пришлось поэкспериментировать с прочностью материалов, из которых был изготовлен борт, и в конце концов у мастеров спецэффектов получился идеально натуралистичный кадр…

Ледяная вода прорывается в трюм, видно, как обшивка буквально продавливается вовнутрь… Очень важный и драматический момент.

Роуз и Джек стоят на палубе, и видят, как совсем рядом проплывает гигантский айсберг, куски от которого, откалываясь, падают на палубу совсем рядом с героями. Как добились такого эффекта – нельзя ведь предположить, что эта глыба настоящая?

Конечно, нет! Вот как это было сделано: на декорацию сыпали настоящий лед, при этом камера двигалась при помощи электромоторов строго определенным образом, направленная на зеленый экран на заднем плане.

Потом сняли маленькую модель айсберга, сделанную из монтажной пены, покрытой стекловолокном и воском, при помощи камеры с маленьким объективом, движущейся точно так же, как камера на палубе с героями. При этом модель подсвечивалась так, чтобы создать видимость света, падающего из иллюминаторов корабля. Будучи совмещенными воедино, съемки палубы и подсвеченного макета айсберга дали полный эффект присутствия. Осталось только добавить компьютерную анимацию, чтобы объединить искусственный айсберг, и лед, падающий на палубу. Реалистичность абсолютная.

Точно так же сделали следующий кадр, в котором борт корабля движется впритирку к айсбергу – сперва сняли, как герои смотрят за борт в непроглядную тьму…

…потом сняли миниатюрный айсберг, «подсвеченный» иллюминаторами…

… и совместили эти два кадра воедино, добавив реальную воду и нарисованные на компьютере брызги. Итог: полное ощущение того, что огромный корабль проплывает вплотную к ледяной махине. Команда по созданию спецэффектов учла все мельчайшие нюансы, чтобы добиться абсолютной естественности происходящего в кадре. Даже трудно поверить, что никакого айсберга на самом деле нет…

Сцена с затоплением котельной оказалась нелегкой в производстве – декорацию не приспособили для удаления воды, которую из поднятых на три метра больших резервуаров впускали на съемочную площадку. В результате вся эта вода оставалась в «котельной», и ее уровень повышался с каждым дублем. Под конец вся съемочная группа ходила чуть ли не по шею в воде!

Именно сцены с затоплением корабля, как и следовало ожидать, поглотили большую часть колоссального бюджета. Такого раньше никогда не делали: огромные декорации погружали под воду вместе с каскадерами, задействовав множество моторов, насосов, изготовив массивные конструкции, все предназначение которых заключалось в создании эпизодов, занимавших считанные секунды экранного времени. Никаких миниатюр в затоплении интерьеров не использовалось – они действительно тонули, будучи изготовленными в натуральную величину. Но это был Джеймс Камерон, который не приемлет понятий, вроде: «Сделаем, как получится». Все должно было быть сделано так, как надо, и никак иначе.

Декорация столовой изначально была построена на огромной поворотной платформе размером более семисот квадратных метров, а платформа помещалась в гигантском бетонном резервуаре глубиной около пяти метров. Моторы в основании платформы наклоняли ее таким образом, чтобы один край уходил глубоко под воду. Столовая со всей обстановкой, мебелью, столовыми приборами и коврами, погружалась точно так же, как погружался интерьер настоящего Титаника. Разумеется, каждый дубль стоил массу средств, поскольку для новой попытки требовалось полностью просушить сотни деталей интерьера и установить их заново в прежнем порядке. Тем не менее, Джеймс повторял сцену затопления столовой около десяти раз! Его слова: «Хорошо, а теперь приведите все в порядок, и попробуем снова» - приводили команду в отчаяние… Но рабочие мужественно выполняли указания режиссера, и в результате получился образцовый дубль, который вошел в фильм.

Интересный факт: в сцене, где Томас Эндрюс подводит часы, стоя у камина в уже сильно наклоненном салоне первого класса, пол на самом деле был горизонтальным, и декорация не наклонялась – слишком дорого было бы ради одного этого эпизода создавать реальный наклон. Вместо этого наклонили самого актера Виктора Гарбера, сымитировали наклон виски в стакане на камине, и сам стакан сдернули на пол за ниточку. Наклонена была только камера, но этого оказалось вполне достаточно для иллюзии.

Вода, затоплявшая декорации, была холодная (хотя ее и пытались подогревать). Конечно, гораздо теплее реальной атлантической воды, которая в месте гибели Титаника была нулевой температуры, и убивала за четверть часа, но и 15 градусов по Цельсию стали настоящей пыткой для всех актеров, которым приходилось погружаться в кадре. Особенно страдал исполнитель главной роли.

Леонардо Ди Каприо: «Я вообще-то очень чувствителен к температуре. А там было так холодно, что было невозможно сосредоточиться на игре. Но хорошо было то, что не пришлось изображать шок во время погружения в воду - наши крики «Черт! Она ледяная!» были настоящими. У нас с Кейт просто зуб на зуб не попадал.»

Кейт Уинслет, отказавшаяся надевать под одежду гидрокостюм, заработала пневмонию…

Пришел черед для съемок самых драматичных моментов. Гибель корабля, во время которой события идут по нарастающей, потребовала строительства самой дорогой декорации во всем фильме. Имитацию «пришвартованного» корабля наклонили и частично разобрали. «Тонущий» лайнер состоял из двух отдельных частей – движущейся носовой и неподвижной кормовой. 63 тысячи тонн воды в резервуар, в котором стоял корабль, было запущено прямо из океана, находившегося буквально в нескольких метрах.



Конечно, самой дорогой стала декорация корабля, которая погружалась под воду в сценах, снятых снаружи. Она была грандиозной – семидесятиметровая платформа, одна весившая пятьдесят тонн, покоилась в глубоком котловане на огромных гидравлических домкратах, наклонявших ее на угол до шести градусов, и удерживала на себе макет передней части Титаника во всех подробностях – вплоть до последней заклепки на борте. Задняя часть корабля длиной более ста метров оставалась неподвижной и угол ее наклона составлял фиксированные шесть градусов.



Каждый, кто видел фильм, прекрасно помнит, что большая часть того, что происходит в кадре – это буквально сама реальность. Это действительно настоящие люди на корабле в натуральную величину (огромном корабле!) который словно по-настоящему погружается в пучину вод. Надо отдать должное поразительному профессионализму людей, сумевших сделать грандиозную сцену столь достоверно… Это была самая настоящая декорация в натуральную величину, и ее общая длина превышала 200 метров.



Отдельно снимали эпизоды с погружающимся передом корабля – на ней был капитанский мостик. Затем эти кадры при помощи компьютерной графики совместили с неподвижной задней частью корабля, по которой люди бежали вверх, спасаясь от воды.



Особого упоминания заслуживает опаснейший трюк, проделанный одним из каскадеров в сцене гибели капитана Эдварда Смита. Полностью погруженный под воду капитанский мостик «передней» декорации за считанные секунды затопляется водой, хлынувшей внутрь через окна, последовательно подорванные пиропатронами. Рядом были наготове двое водолазов, страховавших трюкача от неожиданностей, но все обошлось: каскадер без посторонней помощи покинул затопленное помещение рубки… Никаких комбинированных съемок!



Киношники пошли на хитрость – чтобы показать еще больший угол наклона кормовой части, сняли все ту же неподвижную декорацию, наклоненную на 6 градусов, дополнительно наклонив камеру, чтобы угол наклона казался больше, а потом добавив при помощи компьютерной графики новую воду и линию горизонта. По канатам, свисающим вдоль бортов, можно догадать��я об истинном угле наклона…



Именно на этой, наклоненной всего на 6 градусов декорации, снимали сцены со скользящими вниз людьми, относящиеся по времени к тому моменту, когда корабль был наклонен куда сильнее, и до полного затопления оставались считанные минуты. Как это было сделано?



Очень просто: на спинах каскадеров находились замаскированные тележки с шариковыми колесиками, которые позволяли им скользить без потери скорости, а в определенные моменты их еще и тянули за тросики. Точно так же тянули мебель, так что шезлонги в кадре скользили с той же скоростью. В сочетании с наклоненной камерой получился полный эффект наклона в 45 градусов, хотя на самом деле декорация стояла почти горизонтально.



С борта корабля в воду прыгали люди. Проблема была в том, что резервуар, в котором находился макет, имел глубину не больше метра. Для прыжков с высоты требовалось больше пространства, так что специально для каскадеров сделали углубление вдоль всего борта – там глубина составляла шесть метров, которых было вполне достаточно для безопасных прыжков.

Около полусотни каскадеров и примерно столько же манекенов падали с бортов Титаника во время съемок сцен с прыжками – при этом каскадерам, прыгнувшим в воду, нужно было немедленно отплывать подальше от борта, чтобы им на голову не свалился очередной трюкач или манекен. При одновременном присутствии на съемочной площадке четырехсот человек (а именно столько статистов участвовало в массовке в финальной сцене) не так уж трудно упустить из виду, что с кем-то случился несчастный случай. К счастью, все ограничилось легкими ушибами, несмотря на то, что некоторые каскадеры прыгали в воду с высоты пятиэтажного дома.

Особого упоминания заслуживает сцена с падающей трубой – гигантская многотонная конструкция обрушивается прямо на людей, плавающих в воде.

Джон Ландау, продюсер: «У нас была 12-метровая труба в натуральную величину, переделанная из автомобильной цистерны – она падала в воду рядом с людьми, создавая волну. Но нам нужен был еще и общий план, на котором труба падает на людей.»

Эта сцена была сделана при помощи миниатюры, изготовленной мастерами 4ward под управлением все тех же братьев Скотаков. Модель была не такой уж миниатюрной – почти пять метров в высоту. С ее помощью сняли эпизод, в котором камера смотрит вниз, и видны всплески на воде от рвущихся тросов – их получили при помощи детонационных шнуров, взрывавшихся в воде.

В сцене, где труба падает прямо на Фабрицио, над ним на самом деле – пустое мексиканское небо, а кадр с падающей прямо на зрителя трубой был сделан на студии братьев Скотаков. Но когда все смонтировали, получилось настолько реалистично, что не потребовалось ни малейшего вмешательства специалистов по компьютерной графике.

А потом пришел черед погружения той самой главной лестницы – жуткая сцена, в которой статисты кричали от ужаса вполне неподдельно. Холодная океанская вода, с силой затоплявшая пространство, создавала ощущение самой настоящей катастрофы, и хотя техника безопасности соблюдалась неукоснительно (и ей была посвящена немалая часть каждого трудового договора), а рядом дежурили в полной боевой готовности полтора десятка водолазов, работа над эпизодом потребовала немалого мужества от всех участников съемок.

Декорация, установленная на наклоняющейся платформе на гидроопорах, погружалась в бетонный резервуар с ледяной водой на полных пять метров, заполняясь до отказа за считанные секунды. Любой участник массовки мог легко удариться о перекрытие и потерять сознание, словом, все это было довольно опасно. За каждым статистом был закреплен персональный спасатель, который строго следил за тем, чтобы его подопечный не захлебнулся. Перед командой «Мотор!» всем было сильно не по себе…

Сцену снимали в два этапа: сначала затопление лестничного пролета, а потом самый потрясающий кадр – грандиозный водопад, пробивающий светящийся плафон на потолке - он обрушивался вниз, дополняя картину полной катастрофы.

Кажется невероятным, что здесь обошлось без компьютерной графики. Этот водопад, извергавшийся вниз с потолка, был самым что ни на есть настоящим – в определенный момент наверху открывали огромный резервуар, тридцать тонн воды пробивали стекло, и падали вниз на головы статистов, моментально заполняя оставшееся внутреннее пространство декорации. Операторы были одеты в водолазные костюмы и маски, а каково было актерам, трудно себе даже представить… Но ни один человек не захлебнулся и не был травмирован, к большому облегчению всех присутствующих.

Сцена была снята целиком с одного-единственного дубля. Камерон, отсмотрев полученный материал, обнаружил, что он не оставляет желать лучшего. Статисты вздохнули с огромным облегчением…

Замечательная по своей зрелищности сцена, в которой вода затопляет коридор, выбивая двери одну за другой, снята при помощи миниатюры на студии в Калифорнии, во многих сотнях километров от побережья Мексики. Это вовсе не настоящий коридор, как могло бы показаться, а его маленькая копия в масштабе 1/4, длиной около 8 метров.

Вода подавалась из высоко поднятого резервуара по трубам в конец коридора, и по отдельности во все двери, мимо которых проезжала маленькая тележка с камерой, причем время было рассчитано таким образом, чтобы струя воды выбивала дверь прямо перед объективом. При помощи замедленной съемки удалось достигнуть абсолютно достоверной картины стремительного затопления коридора.

Много труда ушло на то, чтобы сделать интерьер реалистично разрушающимися, но после пары дублей получилось идеально. Примечательно, что наклон камеры был получен на этапе монтажа – именно он придает всей сцене еще большую естественность. Это была личная идея Камерона, инстинктивно чувствовавшего, чего именно не хватает видеоряду.

Здесь же, в мексиканской пустыне, соорудили корму корабля, способную наклоняться по отношению к земле на угол до 90 градусов – на ней пытаются спастись главные герои в финале. С помощью этой декорации снимали одни из самых зрелищных и трагических кадров фильма – те, в которых корма Титаника, стоя вертикально, погружается в воду. Это были самые опасные моменты для массовки: длинная палуба, наклоненная на огромный угол, могла привести к тяжелым последствиям для людей, если бы они покатились вниз и ударились обо что-нибудь. Специально следили за тем, чтобы у каждого статиста (их было 90 человек) имелись средства защиты – наколенники и налокотники под одеждой, и чтобы в особо опасные моменты они были обязательно подстрахованы тросами.

Кроме того, большое количество элементов палубы было сделано из резины, чтобы уменьшить количество потенциально опасных для здоровья предметов. Теперь каскадеры могли биться о поверхности без опасности получить переломы, но возникла другая проблема – как получить реалистичные кадры. В результате много дублей отправилось в корзину из-за каскадеров, далеко отскакивавших от металлических предметов, сильно сгибавшихся от удара, а потом снова распрямлявшихся. Тем не менее, синяков и шишек было предостаточно. Кое-какие явно резиновые сооружения попали в кадр…

Большая часть эпизодов на корме была снята при наклоне всего 25 градусов – угол в фильме значительно больше, но он получен путем наклона камеры. 25 градусов – это минимальный угол, при котором не страдала натуралистичность сцены, при этом каскадеры были способны контролировать скольжение, и не допускать опасных ситуаций. Вместе с живыми людьми вниз катились и манекены – они уже бились об углы не на шутку, придавая сцене должный натурализм.

По мере увеличения наклона корабля становилось все более и более проблематичным исполнять трюки без опасности для жизни каскадеров. Наконец, когда корма встала вертикально, это стало просто невозможно: ни один каскадер не взялся бы за выполнение трюка с падением в условиях, когда вокруг такое количество твердых деталей, и такая большая высота. Но использовать куклы было не лучшим решением – их искусственность бросалась бы в глаза.

Все ужасающие кадры с падениями людей в воду с высоты сто метров, ударяющихся о перила на палубе, были сделаны при помощи компьютерной графики. Для достижения натуралистичного эффекта вновь применили технологию motion capture – каскадеры с нанесенными на их тела метками совершали прыжки и падения в студии, а художники-аниматоры создавали модели людей на компьютере, и помещали их в кадр с тонущим кораблем.

Уже к середине съемочного процесса стало очевидным, что 110 миллионов не хватит на то, чтобы закончить картину. Продюсеры были вынуждены выделить еще 50 миллионов, а потом еще несколько раз добавляли средств – расход оказался чудовищным. Никто и не предполагал, что итоговая сумма затрат перевалит за 200 миллионов – будь это известно заранее, студия ни за что не дала бы добро на съемки. Джеймс Камерон отказался от гонорара, чтобы достичь договоренности с продюсерами компании, и все равно студия 20th Century Fox, что называется, «не потянула» проект: на стадии съемок затопления к процессу привлекли прямого конкурента «Фокс» - кинокомпанию «Paramount». Это стало причиной последующего разбирательства по поводу того, кому будут принадлежать права на прокат. Решили, что в Америке картину будет показывать «Парамаунт», а во всем мире – «Фокс».

Длительность театральной версии Титаника – более трех часов. Но общее количество материала составляет длительность почти в пять часов – Камероном была отснята масса сцен, как альтернативных, так и вовсе не вошедших в картину. Взаимоотношения между многочисленными пассажирами, множество эпизодов во время катастрофы (например, момент, когда капитан Смит при помощи рупора приказывает спасательным шлюпкам вернуться к кораблю, и подобрать еще людей), и после катастрофы (сцены на Карпатии), целая большая альтернативная концовка (и, по слухам, даже не одна) – все это Камерон, не дрогнув, отбросил при финальном монтаже. Общее количество удаленных сцен исчисляется десятками… Настоящий Титаник, в пересчете на деньги конца 90-х, обошелся всего в 150 миллионов – на полсотни с лишним миллионов дешевле фильма о нем.

Неудивительно, что у боссов студий подход режиссера вызвал большое недовольство: еще бы, проект и так вышел за рамки бюджета дальше некуда, а тут еще целые сцены приходится отправлять в мусорное ведро! Фильм вообще хотели сократить до двух часов, но Камерон держался твердо – минимальная длительность – 194 минуты, и ни секундой меньше! Как тут было не вспомнить знаменитые «Врата рая» Майкла Чимино, с которыми ситуация была в точности такая же. В прокате тот фильм провалился по полной программе… Для снижения расходов даже организовали сдачу в утиль оставшихся после съемок декораций – модели Титаника продали на металлолом, оставив на мексиканском побережье только котлованы в память о съемках.

Результатов проката ждали с замиранием сердца. Если бы фильм постигла неудача, это, пожалуй, была бы крупнейшая финансовая катастрофа в голливудской истории – на момент завершения съемок 23 марта 1997 года, спустя семь месяцев после начала работы, Титаник стал самым затратным фильмом мира. Тем более, что из-за массы работы и неувязок дату премьеры пришлось перенести с лета 97-го на конец года, так что прокат начался только во второй половине декабря. Более того – в первый уик-энд фильм собрал всего лишь десятую часть от бюджета, и продюсеры, в общем, не особенно надеялись на успешный прокат в США, рассчитывая больше на весь мир.

А потом словно плотину прорвало. После того, как первые зрители с быстротой молнии разнесли весть о запредельном уровне картины по всему земному шару, народ валом повалил на просмотр. В одной только Америке сборы втрое превзошли колоссальный бюджет, а мировой прокат принес значительно больше миллиарда. Итог был ошеломляющим: касса превысила 1 млрд 800 млн долларов, примерно втрое опередив самые радужные ожидания продюсеров. Снятый Камероном фильм стал официальным рекордсменом по прибыли, вдвое побив предыдущий рекорд («Инопланетянин» Спилберга). Это был первый фильм в мире, переваливший через миллиардную отметку (да еще как!). Даже сейчас, спустя много лет, таких картин считанные единицы. До сих пор «Титаник» находится на втором месте по сборам, пропустив вперед только «Аватар» все того же Джеймса Камерона…

В 1998-м году «Титаник» был выдвинут на Оскар в 14 (!) номинациях, и получил 11 наград, сравнявшись с великим классическим «Бен Гуром» 1959 года. Его назвали «лучшей мелодрамой в истории». Наполненный изумительной музыкой Джеймса Хорнера, снятый с непревзойденным мастерством и убедительностью, с яркими, рельефными персонажами и прекрасной песней Селин Дион в конце, «Титаник» оказался колоссальным творческим и финансовым успехом, и навсегда попал в Зал Славы мирового кинематографа как один из лучших фильмов всех времен.

Джеймс Камерон: «Когда мы снимали «Титаник», мы не думали об успехе. Нам казалось, что мы просадим кучу денег, потому что мы превысили бюджет. То есть, когда мы начали снимать, то думали, что слегка заработаем — потратить-то планировалось только сто миллионов. А мы потратили двести и решили, что обречены: мы ничего не заработаем, ни пенни! Скорее, это уже был вопрос, сколько мы потеряем — пятьдесят миллионов или больше? А потом оказалось, что фильм сорвал куш. Все были в шоке. Задаешь себе вопрос — что это было, что сработало? Этот фильм просто задел нужные струны. Потому что он про то, что близко и понятно каждому человеку на земле...»
создал Сергей Егоров
21 июня 2013, просмотров: 16763
Категория: Кино, фильмы, видео, сериалы, трейлеры Подкатегории: Документальные

Отзывы к этому посту

Оставьте ваш отзыв:

Этот пост находится в коллекциях: Всякое прочее короче ХБ3 -=333=-
Предложения наших партнёров
Интернет-магазин Kitmall – это настоящая находка для любителей и профессионалов шопинга. Все товары из Китая можно приобрести в нашем Интернет-магазине легко и просто. Названия и описания товаров на Kitmall пре ... Далее...